Стенограмма брифинга Игоря Артемьева по завершении заседания Правительственной комиссии по контролю за осуществлением иностранных инвестиций 24 марта 2016 года.

И.Артемьев: Только что закончилось заседание Правительственной комиссии по контролю за иностранными инвестициями в стратегические сферы российской экономики. Комиссия прошла под руководством Председателя Правительства Дмитрия Анатольевича Медведева.

Прежде всего я хотел бы сказать, и комиссия констатировала, что с начала года мы получили уже 11 интересных ходатайств на совершение таких сделок по контролю за стратегическими активами в Российской Федерации. В частности, мы получили эти ходатайства от компаний из Японии, Соединённых Штатов Америки, Норвегии и Кипра. Речь идёт о покупке компаний, которые оказывают услуги в российских портах, которые занимаются фармацевтическим бизнесом, изготовлением оборудования для ядерных установок, полиграфической техники, недропользования. То есть в общем, начиная с 1 января этого года мы отмечаем рост ходатайств иностранных инвесторов из самых разных стран в отношении стратегических активов Российской Федерации.

Сегодня мы на заседании комиссии рассматривали несколько сделок, где крупнейшей, безусловно, и такой стратегически исключительно важной для Российской Федерации является сделка по приобретению индийской нефтяной государственной компанией ONGC 15% акций российского стратега-недропользователя «Ванкорнефть».

Как вы знаете, «Ванкорнефть» – 100-процентная «дочка» «Роснефти», и это самое крупное месторождение, которое было открыто вообще в России за последние 25 лет.

Если сказать о таких ключевых параметрах самого месторождения, которое предполагается совместными усилиями российской и индийской стороны разрабатывать, то это примерно 500 млн т. нефти и примерно 182 млрд кубометров газа – только на одном этом месторождении.

В результате этой сделки индийская сторона заплатит за акции компании «Ванкорнефть» порядка 1,3 млрд американских долларов. Кроме этого мы знаем о том, что руководство «Роснефти» недавно подписало предварительное соглашение с индийской стороной о покупке ещё и дополнительного пакета акций в соответствующей компании, «Ванкорнефти», по некоторым другим месторождениям.

Вообще говоря, эту ситуацию можно охарактеризовать так: если раньше приходили деньги из некоторых других стран, которые вы хорошо знаете, на крупнейшие стратегические месторождения России, то сейчас, совсем недавно… Вы знаете, мы рассказывали о сделке «Ямал СПГ», когда китайская сторона вложила миллиарды долларов, в данном случае речь идёт об Индии и о нашем сотрудничестве в экономической сфере. Комиссия поддержала эту сделку, и в ближайшее время с учётом того, что Правительство Индии уже некоторое время назад также поддержало эту сделку, эта сделка будет осуществлена.

Вторая сделка, на которой я хотел бы остановиться, – это сделка, связанная с российским стратегом – компанией «Геотехнология», которая находится в Петропавловске-Камчатском. Почему эта компания является стратегом? Эта компания владеет соответствующими лицензиями на целый ряд месторождений, где находится очень большое количество никелевой руды, медной, кобальтовой, там есть золото, платина, палладий, но если говорить о самом важном, то это второе по значимости месторождение никеля в Российской Федерации. Первое по значимости находится в распоряжении компании «Норильский никель», а это второе – на Камчатке, в особых природных условиях. Контролирует его компания «Геотехнология».

И вот швейцарская компания Molumin AG, контролируемая гражданами Швейцарии, предполагает приобрести 100%, соответственно, компании, которая называется «AMP», а та в свою очередь владеет и собирается продать 75% компании «Геотехнология», то есть, проще говоря, продаётся 75% акций компании «Геотехнология». И сегодня Правительственная комиссия также одобрила эту сделку. Безусловно, развитие этого горнодобывающего комплекса на Камчатке с учётом экологических ограничений, о которых говорило Министерство природных ресурсов в своих заключениях, является исключительно важным для развития Камчатки, потому что это крупное месторождение и надо, чтобы это всё работало.

Вот две сделки, которые сегодня были наиболее крупными. Остальные, более мелкие, наверное, не заслуживают сегодня упоминания.

Кроме того, 11 сделок в ближайшее время будут вынесены на правительственную комиссию вот из тех сфер, о которых я вам доложил.

Вопрос: Можно уточнить: среди 11 сделок есть сделки индийских компаний с «Роснефтью»?

И.Артемьев: Нет, это без учёта. Я сказал 11, имея в виду, что это другие сделки. А ещё сделки, которые касаются компании «Роснефть» и индийских инвесторов, они будут рассматриваться отдельно. Там несколько взаимосвязанных сделок, если не ошибаюсь, три.

Вопрос: А когда они могут быть рассмотрены?

И.Артемьев: Когда поступит документация. После того как всё было подписано в виде предварительных договоров, с оговоркой, что вступят в силу эти контракты о покупке дополнительных акций только после одобрения правительственной комиссией и Федеральной антимонопольной службой, мы рассчитываем, что в ближайшее время мы получим пакеты документов. Они немедленно будут отработаны со всеми федеральными органами исполнительной власти и вынесены на заседание правительственной комиссии.

Таким образом, можно считать, что таких сделок у нас, которые находятся в работе, уже около 15. Это много. Даже в более спокойные времена за один квартал мы получали значительно меньше 15 сделок. Я думаю, можно сказать, что инвесторы, которые в условиях такой политической и экономической неопределённости воздерживались от каких-то действий и движений, в I квартале этого года стали принимать значимые решения, выходить на комиссию. Они желают вложить свои деньги в стратегические активы российского государства – это такой очень хороший сигнал.

Вопрос: Правильно я понимаю, что 15 ходатайств может быть на следующей правкомиссии рассмотрено?

И.Артемьев: Я не знаю, сможем ли мы обработать все 15 ходатайств, потому что на комиссию выносятся, как правило, уже согласованные со всеми органами власти, или, скажем, если кто-то не согласовывает, то один. Некоторые вопросы приходится откладывать, чтобы собирать дополнительную документацию, получать дополнительные сведения об офшорах, поэтому я не могу сказать, что все 15 окажутся на следующей комиссии, но они будут в ближайшее время все рассмотрены.

Вопрос: Много стран представлены, компании из этих стран… Можно ли сказать, что интерес иностранных компаний, в том числе из США, не ослабевает?

И.Артемьев: Вы знаете, давайте подождём немножко развития событий, потому что меньше всего хотелось бы выдавать желаемое за действительное. Я вам говорю факт – ходатайств за I квартал поступило больше, чем практически за весь прошлый год. Это о чём-то говорит? Да, наверное, о чём-то говорит, а вот о чём – давайте посмотрим, что будет к июню, что будет к сентябрю. Конечно, обнадёживает такая информация, потому что речь же идёт о каких сделках: мы сегодня рассмотрели сделку на миллиарды долларов, по тому же Ямалу тоже на миллиарды долларов, дополнительные индийские сделки – это ещё миллиарды долларов. Это всё очень нешуточные вещи, это развитие целых регионов, огромных агломераций, огромный мультипликативный эффект, который при этом возникает, то есть это такие месторождения и такие сделки, которые могут стать флагманами российской экономики со временем, поэтому это очень серьёзно, и это очень радует.

Вопрос: Игорь Юрьевич, скажите, пожалуйста, среди прочих ходатайств, которые к вам поступили, нет случайно ходатайства китайской «Синопек» на Восточную нефтехимическую компанию?

И.Артемьев: Я пока на эту тему ничего сказать не могу. Если такое ходатайство есть, мы об этом скоро сообщим.

Вопрос: Раньше говорилось о Быстринском ГОКе, что китайцы собираются купить там 13%. А сегодня Владимир Потанин сказал, что они ещё до 20 могут увеличить. Нужно будет эту сделку на правкомиссии рассматривать?

И.Артемьев: На самом деле всё, что касается недр, если речь идёт о государственных компаниях, которые обычно выступают со стороны Китайской Народной Республики либо индийского государства, там есть ограничение 25%, если международным договором не установлено иное. Поэтому, когда речь идёт о 20%, то, конечно… Если же речь пойдёт о федеральных участках недр, то есть наиболее больших месторождениях, то понадобится рассмотрение на комиссии. Но это будут приятные хлопоты, если, например, ещё и «Норильский никель» к этому подключится, очень хорошо.

Вопрос: Потребуется?

И.Артемьев: Потребуется, да. Но надо смотреть документы, нужно смотреть, что называется, не из устных сообщений, а исходя из пакета бумаг. Посмотрим и окончательно скажем, но думаю, что да, требуется, конечно.